Пресса о нас

Имя им «Эшелон» (Газета «Интер» от 10.02.2011)

В Казачьем театре показали несколько дней из жизни беженцев.
В волгоградском «Государственном Донском казачьем театре» к 68-ой годовщине Сталинградской битвы поставили пьесу Михаила Рощина «Эшелон». Осенью 1941 года железнодорожный состав везёт в эвакуацию женщин, детей, станки. Но то, что должно было занять совсем немного времени, растянулось на недели.
Показав несколько дней этого пути, драматург калькировал на них всю женскую жизнь и где-то обострил её. Здесь и встреча с любимым, и бытовые хлопоты, и интерес к цыганке – желание узнать будущее в подобные рубежные моменты лишь усиливается. И даже – рождение ребёнка. Да, да, такое главное и сокровенное происходит с беженкой, пока эшелон идёт по бескрайним просторам России.
Разные типы, разные судьбы…Чтобы показать эту палитру характеров, режиссёр Владимир Тихонравов задействовал всю женскую половину Казачьего театра. А актрисе Ольге Красиковой пришлось сыграть сразу две роли: старухи и беженки из-под Чернигова. Единственным представителем противостоящей нации, выведенным в спектакле, стал сбитый немецкий лётчик. У Рощина – это молодой, статный парень, но представший в постановке человек поразительно похож на Адольфа Гитлера. Вряд ли здесь просматривается желание отделить врага от видных советских воинов, показанных в спектакле чуть ранее, скорее – продемонстрировать роль личности в истории, напомнить о деятеле, который, несмотря на все существующие ныне теории заговоров, стал главным виновником трагедии, название которой – Вторая мировая.
Сценическое пространство спланировано так, что зрительный зал – внешний мир, пребывающий за пределами эшелона. Он может быть благожелателен к беженцам, когда во время остановок даёт им топливо, воду. Может быть враждебен, чаще враждебен. Туда уходят после недолгой встречи на одной из станций с воинского состава, убегает одна из героинь – Лена, не выдержав неопределённости многодневного пути...
Финал пьесы печален. Эшелон ли, вагон ли – разбомбили. Все актёры под песню «Журавли» Яна Френкеля зажгли свечи. Что же, наверное, всех погибших в той войне можно назвать солдатами. Тем более, женщин и детей, которые ехали в эвакуацию занять места за станками вместо мужчин. И стали бы солдатами трудового фронта, если бы не погибли раньше.

Анастасия Франтасова