Пресса о нас

"Да будет брак!» Государственный Донской казачий театр открыл сезон классикой Островского (Газета «Интер» от 21.10.2010)

На протяжении всей истории человечества браки заключались по расчёту и надёжно служили сохранению вида и надёжно служили сохранению вида хомо сапиенс. И лишь в 19 веке в старую схему начинает вмешиваться любовь. Эту смену ориентиров запечатлел драматург Александр Островский в пьесе «Женитьба Белугина», написанной в соавторстве с Николаем Соловьёвым. А Государственный Донской казачий театр воплотил на сцене в одноимённом спектакле 2010 года.
Сюжет пьесы вечен как мир. Молодой фабрикант полюбил гордую красавицу Елену. А она увлечена его другом — коварным соблазнителем Агишиным. Дело усугубляется ещё и тем, что Елена принадлежит к дворянскому сословию. Но, из-за своей бедности, соглашается стать женой богача Белугина.
По сути, эта пьеса — повторение знаменитой «Грозы» Островского. Похожие герои, похожие ситуации. Однако то, что за много лет до этого автор решил как трагедию, сейчас превратилось в комедию, причём, со счастливым финалом.
Купеческая Москва давала драматургу огромную пищу для образов. Он черпал оттуда и положительные, и отрицательные типы; однако сейчас некоторые из этих героев видятся образцами стабильности и рассудительности. Особенно здесь преуспел Гаврила Пантелеевич, отец Андрея Белугина, бесподобно сыгранный заслуженным артистом России Анатолием Трусовым. Представ в первом действии занудным патриархом домостроя, он, однако, обманывает все ожидания публики, не лишая беспутного сына наследства, а благословляя его на новый брак. Брак по любви, а не по расчёту. Да и во второй части спектакля, появляясь в женской шали, одним своим видом передает все переживания человека, болеющего за семейное дело. Хотя этот женский элемент в костюме, скорее удачная находка режиссёра Владимира Морозова, точное дополнение к образу потерянного человека.
К плюсам постановочной части спектакля следует отнести и второстепенные образы: лакея из дома Карминых и Прохора — слуги Андрея. Отмеченные в первоисточнике лишь «пунктиром», в постановке Казачьего театра они превращаются во вполне самостоятельных персонажей,необходимых для полноты исторической картины. И если слуга из дворянской семьи чопорен, как и его хозяева, то человек Белугина открыт и восторжен не менее самого фабриканта.
Главные герои – Андрей (Юрий Никифоров) и Елена (Ольга Красикова) играют легко, с комедийным куражом, но не отступая от психологии образов, предложенных режиссёром. Не знаю уж, какими были молодые купцы и юные манерные барышни в 19 веке, но после просмотра спектакля сомнений не остаётся: такими.
Финал пьесы, когда Андрей, сменив своё щенячье обожание на гнев, наконец-то добивается расположения жены, прекрасно иллюстрирует слова, сказанные ещё Александром Пушкиным: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей…». О продолжении этой фразы вспоминать здесь не стоит – брак по любви победил, Островский по-прежнему актуален.

Анастасия Франтасова