О новой постановке Казачьего театра

О новой постановке Казачьего театра

О новой постановке Казачьего театра

Казачий театр вот-вот откроет свой новый, 29-ый, театральный сезон, а первой премьерой станет «Красавец мужчина» Александра Островского.

Постановкой спектакля занимается режиссёр Павел Рукавицын, для которого это – дебют на волгоградской сцене. Однако, дебютант – не значит новичок. После окончания факультета романо-германской филологии в университете родного Воронежа Павел не только несколько лет проработал в своей альма-матер, но и поставил несколько спектаклей в созданном им вместе с единомышленниками Молодежном театре «Заповедник гоблинов». Затем он получил композиторское образование в Харьковском университете искусств, а впоследствии добавил к своим дипломам   преподавателя/переводчика и композитора, еще и диплом режиссёра драматического театра. На сегодняшний день на его счету более 20 спектаклей на сценах Тулы, Шадринска, Иваново, Благовещенска и других городов России. Ко многим из них П. Рукавицын написал музыку. Разумеется, мы не могли не задать режиссёру несколько вопросов.

- «Красавец мужчина» Островского. Почему?
-  Островский для меня – фигура во многом знаковая. Это огромный вызов для режиссёра – как заинтересовать зрителя и дать ему понять, что Островский современен! Написано-то блестяще! А какие характеры! Есть что поиграть актёрам и над чем поработать режиссёру. А самое главное есть над чем поразмышлять зрителям.
Это моя вторая встреча с Островским, очень важная для меня. Когда стал читать пьесу – увлёкся, кое-что придумалось, надеюсь, любопытное. Ведь и правда – вещь незатертая. И очень здорово, что именно эта постановка выиграла грант областного Комитета культуры. В Казачьем есть понимание важности классики для сегодняшнего зрителя.

- Спектакль будет в «лучших классических традициях»? Или вы сторонник модных ныне новаторских течений в отечественном театре?
- Ни то, ни другое. Противопоставлять традицию и новаторство ни в коем случае нельзя, ибо прежде чем стать таковой, любая традиция некогда была новаторством. Да и не всякая поразительная на первый взгляд новизна – новаторство по сути. Иной раз такие «смелые» приемчики применяются от простого пренебрежения ремеслом, неумения сделать действенно и просто. Или от желания поразить любым способом. Кстати сказать, традиционно – совсем не значит избито и упрощенно. Придерживаясь традиции, всегда нужно пытаться привнести что-то своё. А уж насколько твои поиски прозвучат новаторски, принципиально по-новому, будет понятно со временем.  

- А всё-таки, как насчёт костюмов?
- Костюмы будут. Хорошие. И сценография будет великолепная, с применением современных новаторских художественных решений. Ведь мы работаем в тесном тандеме  с художником-постановщиком, моей супругой Инессой Кондратовой.
- Как работается с женой?
- Интересно. Если подходить к творчеству, в первую очередь, профессионально. А потом уже по-семейному. К счастью, у нас с Инессой во многом общие взгляды на театр, она ведь тоже по образованию режиссёр. При этом, когда два творческих человека начинают работать вместе – всегда искры летят, это нормально. Главное – что будет в результате.

- Хорошо, подождём результата. Зная, что вы пишите музыку к спектаклям, резонный вопрос: наш спектакль не будет исключением?
- Музыку писал сам, но пока говорить об этом много не буду. Скажу лишь, что сделал несколько романсов на стихи наших поэтов-классиков. Есть идеи, каким образом они будут вплетаться в общую ткань спектакля, но окончательные решения будут приняты по мере продвижения работы.

- И в завершении нашей беседы задам традиционный вопрос: с какими мыслями должен уйти зритель из театра, посмотрев постановку?
- Хочу, чтобы зритель задумался, чтобы начал размышлять над увиденным! Вот если это произойдёт – мы поработали не зря!

Возврат к списку